ДВА ФЛАГА

user warning: Table './zabej_info/cache_form' is marked as crashed and last (automatic?) repair failed query: UPDATE cache_form SET data = 'a:22:{s:6:\"choice\";a:3:{s:5:\"#type\";s:6:\"radios\";s:14:\"#default_value\";i:-1;s:8:\"#options\";a:8:{i:0;s:63:\"надпись снизу сайта, на книге и т.п.\";i:1;s:45:\"закон об авторском праве\";i:2;s:39:\"выдумка капиталистов\";i:3;s:50:\"враг свободного творчества\";i:4;s:32:\"шанс выбить бабло\";i:5;s:61:\"запрет копировать без разрешения\";i:6;s:27:\"вселенское зло\";i:7;s:25:\"что это такое?\";}}s:4:\"vote\";a:3:{s:5:\"#type\";s:6:\"submit\";s:6:\"#value\";s:20:\"Голосовать\";s:7:\"#submit\";a:1:{i:0;s:9:\"poll_vote\";}}s:5:\"#node\";O:8:\"stdClass\":42:{s:3:\"nid\";s:4:\"1157\";s:4:\"type\";s:4:\"poll\";s:8:\"language\";s:0:\"\";s:3:\"uid\";s:1:\"1\";s:6:\"status\";s:1:\"1\";s:7:\"created\";s:10:\"1346229331\";s:7:\"changed\";s:10:\"1346229532\";s:7:\"comment\";s:1:\"0\";s:7:\"promote\";s:1:\"1\";s:8:\"moderate\";s:1:\"0\";s:6:\"sticky\";s:1:\"0\";s:4:\"tnid\";s:1:\"0\";s:9:\"translate\";s:1:\"0\";s:3:\"vid\";s:4:\"1157\";s:12:\"revision_uid\";s:1:\"1\";s:5:\"title\";s:37:\"Что такое \"копирайт\"?\";s:4:\"body\";s:0:\"\";s:6:\"teaser\";s:366:\"* надпись снизу сайта, на книге и т.п.\n* закон об авторском праве\n* выдумка капиталистов\n* враг свободного творчества\n* шанс выбить бабло\n* запрет копировать без разрешения\n* вселенское зло\n* что это такое?\n\";s:3:\"log\";s:0:\"\";s:18:\"revision_timestamp\";s:10:\"1346229532\";s:6:\"format\";s:1:\"0\";s:4:\"name\";s:5:\"admin\";s:7:\"picture\";s:0:\"\";s:4:\"data\";s:175:\"a:4:{s:18:\"admin_compact_mode\";b:1;s:17:\"mimemail_textonly\";i:0;s:5:\"block\";a:1:{s:5:\"block\";a:1:{i:1;i:1;}}s:13:\"form_build_id\";s:37:\"form-2c13ec067a18697cb7b7629d6ebdb4d5\";}\";s:7:\"runtime\";s:1:\"0\";s:6:\"active\";s:1:\"1\";s:6:\"choice\";a:8:{i:0;a:3:{s:6:\"chtext\";s:63:\"надпись снизу сайта, на книге и т.п.\";s:7:\"chvotes\";s:2:\"78\";s:7:\"chorder\";s:1:\"0\";}i:1;a:3:{s:6:\"chtext\";s:45:\"закон об авторском праве\";s:7:\"chvotes\";s:3:\"108\";s:7:\"chorder\";s:1:\"1\";}i:2;a:3:{s:6:\"chtext\";s:39:\"выдумка капиталистов\";s:7:\"chvotes\";s:2:\"14\";s:7:\"chorder\";s:1:\"2\";}i:3;a:3:{s:6:\"chtext\";s:50:\"враг свободного творчества\";s:7:\"chvotes\";s:2:\"34\";s:7:\"chorder\";s:1:\"3\";}i:4;a:3:{s:6:\"chtext\";s:32:\"шанс выбить бабло\";s:7:\"chvotes\";s:2:\"27\";s:7:\"chorder\";s:1:\"4\";}i:5;a:3:{s:6:\"chtext\";s:61:\"запрет копировать без разрешения\";s:7:\"chvotes\";s:2:\"79\";s:7:\"chorder\";s:1:\"5\";}i:6;a:3:{s:6:\"chtext\";s:27:\"вселенское зло\";s:7:\"chvotes\";s:2:\"20\";s:7:\"chorder\";s:1:\"6\";}i:7;a:3:{s:6:\"chtext\";s:25:\"что это такое?\";s:7:\"chvotes\";s:2:\"33\";s:7:\"chorder\";s:1:\"7\";}}s:10:\"allowvotes\";b:1;s:4:\"vote\";i:-1;s:4:\"path\";s:9:\"poll/1157\";s:4:\"tags\";a:0:{}s:22:\"last_comment_timestamp\";s:10:\"1346229331\";s:17:\"last_comment_name\";N;s:13:\"comment_count\";s:1:\"0\";s:8:\"taxonomy\";a:1:{i:40;O:8:\"stdClass\":8:{s:3:\"tid\";s:2:\"40\";s:3:\"vid\";s:1:\"4\";s:4:\"name\";s:23:\"Забей!Группа\";s:11:\"description\";s:0:\"\";s:6:\"weight\";s:1:\"0\";s:8:\"language\";s:0:\"\";s:4:\"trid\";s:1:\"0\";s:15:\"v_weight_unused\";s:3:\"-10\";}}s:1:\"0\";b:0;s:9:\"locations\";a:0:{}s:8:\"location\";a:0:{}s:10:\"page_title\";s:0:\"\";s:9:\"nodewords\";a:2:{s:11:\"description\";a:1:{s:5:\"value\";s:198:\"сайт сообщества забей. дворовый турнир, культурно-политический журнал, медиа активизм, политичное движение.\";}s:8:\"keywords\";a:1:{s:5:\"value\";s:602:\"автономия, активизм, акции,антиглобализм, банда, беларусь, видео, глобализм, группа, движение, журнал, забей, зин, зинслёт, кинобункер, медиафронт, минск, мондиализм, национализм, неолиберализм, партия, подкасты, пассионарии, политика, проекты, родина, сообщество, турнир, фашизм, футбол, белоруссия, zabej, movement, community, belarus, action, group, activity\";}}s:8:\"readmore\";b:0;s:5:\"links\";a:2:{i:0;a:3:{s:5:\"title\";s:35:\"Предыдущие опросы\r\n\";s:4:\"href\";s:4:\"poll\";s:10:\"attributes\";a:1:{s:5:\"title\";s:36:\"View the list of polls on this site.\";}}i:1;a:3:{s:5:\"title\";s:20:\"Результаты\";s:4:\"href\";s:17:\"node/1157/results\";s:10:\"attributes\";a:1:{s:5:\"title\";s:30:\"View the current poll results.\";}}}}s:6:\"#block\";b:1;s:6:\"#cache\";b:1;s:6:\"#theme\";s:9:\"poll_vote\";s:11:\"#parameters\";a:4:{i:0;s:16:\"poll_view_voting\";i:1;a:3:{s:7:\"storage\";N;s:9:\"submitted\";b:0;s:4:\"post\";a:0:{}}i:2;r:19;i:3;b:1;}s:9:\"#build_id\";s:37:\"form-0603571c83ae5318b18edf4916de1dec\";s:5:\"#type\";s:4:\"form\";s:11:\"#programmed\";b:0;s:13:\"form_build_id\";a:4:{s:5:\"#type\";s:6:\"hidden\";s:6:\"#value\";s:37:\"form-0603571c83ae5318b18edf4916de1dec\";s:3:\"#id\";s:37:\"form-0603571c83ae5318b18edf4916de1dec\";s:5:\"#name\";s:13:\"form_build_id\";}s:7:\"form_id\";a:3:{s:5:\"#type\";s:6:\"hidden\";s:6:\"#value\";s:16:\"poll_view_voting\";s:3:\"#id\";s:21:\"edit-poll-view-voting\";}s:3:\"#id\";s:16:\"poll-view-voting\";s:12:\"#description\";N;s:11:\"#attributes\";a:0:{}s:9:\"#required\";b:0;s:5:\"#tree\";b:0;s:8:\"#parents\";a:0:{}s:7:\"#method\";s:4:\"post\";s:7:\"#action\";s:16:\"/zin/article/620\";s:9:\"#validate\";a:1:{i:0;s:25:\"poll_view_voting_validate\";}s:12:\"#after_build\";a:2:{i:0;s:25:\"checkall_form_after_build\";i:1;s:20:\"wysiwyg_process_form\";}}', created = 1506022000, expire = 1506043600, headers = '', serialized = 1 WHERE cid = 'form_form-0603571c83ae5318b18edf4916de1dec' in /home/zabej.info/public_html/includes/cache.inc on line 112.
3 Ноября 2008

Двадцать пятого марта исполнилось девяносто лет со дня провозглашения Белорусской Народной Республики – белорусского государства, которое так и не смогло стать на ноги и рухнуло под ударами многочисленных врагов.  Первого января девяностолетие справит БССР – республика, прожившая 70 лет в статусе псевдогосударства, скончавшаяся вместе с Советским Союзом и оставившая после себя наследницу – нашу нынешнюю Республику Беларусь. Обе страны появились на свет в результате кровопролитной гражданской войны, охватившей в 1918-1921 году Российскую империю, и были в ней непримиримыми противниками. Обе - давно канули в историю, но холодная гражданская война в головах белорусов продолжается по сей день.

Пролог
Холодным декабрьским утром группа хорошо одетых мужчин прохаживалась по заснеженному полю неподалеку от железнодорожного полотна. Вокруг, от горизонта до горизонта, прорезая землю, тянулись ряды траншей и колючей проволоки. Невысокий человек в длинном пальто подошел к траншее и, пнув носком туфли комья замерзшей земли, заглянул внутрь. Комья упали на свежий, пушистый снег: уходящие за горизонт траншеи были пусты. Человек поправил пенсне, грустно улыбнулся и посмотрел на сопровождавшего его немецкого офицера. Приближался 1918 год.
С начала мировой войны огромная, занимавшая шестую часть суши Российская империя согнулась и затрещала. Патриотический угар первых дней на деле вылился в череду поражений и всеобщее отступление. Состоящая из вчерашних крестьян, плохо обученная армия под натиском немцев отступала вглубь страны, а впереди нее, как волна, катился поток беженцев, не хватало оружия и продовольствия. Попытка компенсировать организационную беспомощность масштабной мобилизацией только ухудшила ситуацию. Миллионы новоиспеченных солдат, оставив поля и заводы, теперь вперемешку с беженцами заполонили вокзалы, железные дороги, призывные и пересыльные пункты. Череда внешних неудач органично дополнилась внутренним хаосом - положение становилось все более тяжелым. "Уповаю на пространства непроходимые, на грязь невылазную и на милость угодника Николая Мирликийского, покровителя Святой Руси", – признавался депутатам  в 1915 году военный министр генерал Поливанов.
А в столице в это время сколачивались состояния. Угроза неминуемого разгрома заставила правящее семейство щедро запустить руку в казну, и на головы промышленников хлынул золотой ливень - военные поставки давали нереальную прибыль. Увеселительные заведения столицы были переполнены, торговля предметами роскоши била все рекорды. Пропасть между богатыми и бедными увеличивалась с каждым днем. Фабриканты наживались на военных поставках, чиновники и офицеры расстреливали дезертиров и революционеров, революционеры убивали офицеров и чиновников, рабочие бунтовали, призванные в армию крестьяне становились дезертирами и прятались в лесах – развязка приближалась.

В феврале 1917 года в Петрограде забастовали текстильщицы. На следующий день их поддержала половина заводов столицы, а еще через два дня начались восстания в частях гарнизона. К концу недели немногие, оставшиеся верными царю, жандармы и офицеры были окончательно разоружены восставшими рабочими и солдатами. Царя из Ставки главнокомандования в Петроград не пустили железнодорожники. Покружив в своем поезде под предлогом бесконечных поломок, ремонтов и объездов несколько дней, но так и не добравшись до столицы, подавленный дурными новостями Николай II отрекся от престола. Двухсотлетняя династия Романовых прекратила существование. 
Образовавшееся на руинах монархии разношерстное и противоречивое Временное Правительство протянуло еще семь месяцев. За это время оно успело расстрелять недовольных рабочих руками монархистов, подавить монархистов с помощью недострелянных ими рабочих, провалить очередную попытку контрнаступления на фронте и рухнуть под ударом нового, Октябрьского восстания. Когда стрельба, наконец, затихла, на вершине власти разваливающейся на части страны оказалась небольшая, но решительная партия, обещавшая крестьянам землю, а народу немедленный мир, – большевики Ленина.
Как только весть о победе большевиков достигала фронта, голодные, замерзшие, съедаемые вошью солдаты-крестьяне, игнорируя офицеров, начинали просто расходиться по домам. Офицеры вскоре следовали их примеру. «Русские люди, эшелон за эшелоном, валили миллионными толпами с фронта домой, в деревни, в степи, в болота, в леса… К земле, к бабам… В вагонах с выбитыми окнами стояли вплотную, густо, не шевелясь, так что и покойника нельзя было вытащить из тесноты, выкинуть в окошко. Ехали на буферах, на крышах. Замерзали, гибли под колесами, проламывали головы на габаритах мостов. В сундучках, узлах везли добро, что попадалось под руку, – все пригодится в хозяйстве: и пулемет, и замок от орудия, и барахло, взятое с мертвеца, и ручные гранаты, винтовки, граммофон и кожа, срезанная с вагонной койки. Не везли только денег – этот хлам не годился даже вертеть козьи ножки», – написал о происходившем в те дни Алексей Толстой.
Поэтому, спустя два месяца после Октябрьской революции, один из главных ее вождей, ныне Народный Комиссар по иностранным делам Лев Троцкий стоял на линии фронта, где-то южнее Двинска, и недовольно смотрел на запорошенный снегом русский окоп. То, что было в распоряжении молодой Советской Республики, заполнить пустые окопы явно не могло, а враг наступал. Поэтому Троцкий ехал к немцам просить мира, отдавать земли, чтобы продержаться год или полтора. Потом под его началом будет армия. Многомиллионная Красная Армия будет гнать бегущую контрреволюцию тысячи километров по нитке Транссибирской магистрали до самого Владивостока, форсировать реки, переходить горы, занимать Кавказ, Туркестан, Крым, штурмовать Варшаву. Новая Красная империя будет забирать назад все то, что когда-то пришлось отдать и уступить, но пока… Пока у всех, кто готов был бросить вызов судьбе и империи, появился шанс. По всем углам одной шестой части суши интеллигентские перья уже писали конституции еще не существующих республик, смазывали припасенные винтовки и сбивались в группы солдаты еще не созванных армий, готовились начертать штыком границы собственных стран будущие диктаторы и атаманы. Не стала исключением и земля, на которой стоял теперь будущий военный вождь Советской республики.

Новая звезда
В марте семнадцатого Минск кипел. После известия об отречении царя толпа вооруженных солдат вломилась в полицейское управление и разоружила полицию. Солдатские патрули в это время захватывали полицейские части по всему городу. Солдаты, впрочем, утверждали удивленным полицейским, что они на самом деле – гражданская милиция, подчиняются Минскому совету рабочих депутатов и избранному этим советом начальнику милиции, товарищу Михайлову. «Товарищи рабочие! Товарищи солдаты! Не сдавайте оружия, вооружайте новые кадры революционной милиции. Революция не кончилась. Требования восставшего народа поставлены, но еще не осуществлены. Осуществить их можем только мы сами. Укрепляйте милицию! Революция продолжается!» - писала большевистская газета «Правда».
«Жандармское управление упразднено. Идет дружная работа по организации общественных сил», - объявил минчанам новый начальник милиции.
Среди губернских властей, напротив, царило уныние. После падения династии Романовых страну раздирало двоевластие. Пока депутаты, существовавшей еще при царе Государственной Думы, вместе с представителями некоторых оппозиционных партий смогли сформировать Временное Правительство, власть на местах в значительной степени уже захватили в свои руки местные Советы, стихийно сформированные революционно настроенными гражданами. С тех пор Советы и Правительство вели между собой скрытую, но непримиримую борьбу. Становилось ясно, что в Минске победу сходу начинает одерживать Совет. Только что назначенный губернским комиссаром Временного Правительства Самойленко сразу обнаружил, что реальная власть в городе ему не принадлежит. По примеру столицы радикальный Минский Совет постановил организовать в городе гражданскую милицию и избрал ее начальником мало кому известного служащего Земского союза Михайлова. Находившиеся в это время в Минске военный министр Временного Правительства Гучков и депутат Государственной Думы Щепкин не возражали. Дальше началось удивительное: мало кому известный Михайлов смог в течение суток сформировать новую милицию и разоружить старых городских полицейских. Губернские власти почувствовали, что окончательно теряют контроль над ситуацией. На небосклоне революции загоралась новая звезда.
Тридцатилетний служащий всероссийского Земского союза Михаил Михайлов объявился в городе весной 1916 года. С началом войны, когда стало ясно, что обеспечить снабжение армии и борьбу с болезнями царское правительство не в состоянии, на помощь пришли местные власти и просто инициативные люди из провинции. Дело пошло гораздо быстрее. Служащие Земского союза сновали между тылом и фронтом, организуя поставки продовольствия на фронт, вывоз раненых в тыл, открывая лазареты. Михайлов получил направление в Минск.
В Минске было неспокойно. После германского наступления летом 1915 года фронт стабилизировался по линии Пинск-Барановичи-Двинск, и самый крупный город Белоруссии оказался прифронтовым. Перед войной в Минске проживало чуть более ста тридцати тысяч жителей, но с приходом фронта количество разнообразного люда на минских улицах существенно возросло. Прежде всего выделялись военные. В городе разместился штаб Западного фронта, вокруг которого суетились офицеры, многочисленные части прибывали железной дорогой в город и отправлялись на передовую. В обратную сторону шел нескончаемый поток раненых: под госпиталь был переоборудован даже второй этаж в доме губернатора, вокруг города, как грибы, вырастали все новые военные кладбища. Характерным районом города были Кошары (ныне участок улицы Красноармейской, огибаемый с трех сторон Свислочью), после эвакуации единственного завода почти сплошь состоявший из гауптвахт, казарм и обслуживающих их публичных домов.  Индустрия нехитрых развлечений приобрела в городе явно нездоровый масштаб: по данным на 1909 год в Минске полицией так или иначе было учтено около полутысячи проституток, с началом войны их просто перестали считать. В увеселительных заведениях действовали не меньше двух сотен профессиональных карточных шулеров. Доживающая последние месяцы страна гуляла по полной.
Единственное, чего не было в наводненном солдатами городе, так это политической жизни. Однако, с приездом Михайлова ситуация начала исправляться. Пользуясь возможностью свободно перемещаться между фронтом и тылом, он, не теряя времени, принялся собирать разрозненные большевистские группы в единое целое, налаживать связи с другими политическими партиями. В этих кругах Михайлов был известен уже достаточно широко.

Михаил Васильевич Фрунзе родился в Киргизии, в семье молдавского поселенца, с золотой медалью окончил гимназию в городе Верный (ныне Алматы) и отправился покорять столицу империи. Там девятнадцатилетний Фрунзе поступает в политехнический институт,  вступает в социал-демократическую партию и окунается в политическую деятельность. Талантом располагать к себе людей новообращенный партиец обладал потрясающим: спустя год студент, революционер и будущий полководец уже руководит стачкой ткачей Иваново-Вознесенска – одного из крупнейших промышленных центров тогдашней России. Во время декабрьского восстания 1905 года в Москве Фрунзе во главе отряда ивановских рабочих участвует в боях с полицией на Красной Пресне, а после подавления волнений умудряется вывести своих бойцов обратно в Иваново. После чего сдает экзамены и продолжает учебу.
В 1907 году, во время разгрома первой русской революции, Фрунзе арестовывают по обвинению в нападении на урядника конной полиции, с которым он устроил перестрелку из револьверов,  и приговаривают к смертной казни. На заводах Иваново-Вознесенска начинаются волнения. Усилия адвокатов и протесты рабочих дали результат – смертную казнь заменили шестью годами каторжных работ. Через четыре года, во время одной из пересылок, Фрунзе удается бежать. Вскоре он объявляется в Москве, устраивается по поддельным документам в Земский союз и отбывает на Западный фронт. Под фальшивой фамилией Михайлов минские рабочие и избрали его начальником городской милиции в марте семнадцатого.
Когда губернские власти поняли, что произошло, Фрунзе уже обладал самой значительной вооруженной силой в городе и пользовался надежной политической поддержкой Совета. Причем новый начальник милиции явно не собирался останавливаться на достигнутом. Началась длительная бюрократическая война. Когда губернские власти требовали от милиции принять меры против антиправительственной агитации, милиция сухо отвечала, что не может, «ибо при штабе городской милиции не существует политического отдела, занимающегося сыском». Тем не менее, газеты и правительственные листовки, при попытке доставить их на Западный фронт, милиция изымать могла, делала это с удовольствием и грузовиками свозила на бумажную фабрику в качестве макулатуры.
Свою, большевистскую «Звезду» милиционеры тщательно охраняли. Детище товарища Фрунзе – газета «Звезда» – хоть и сильно потеряла в революционности, но продается в белорусских киосках по сей день.

Единственной силой, способной противостоять милиционерам, было командование Западного фронта. Идти на открытый конфликт военные власти, однако, не решались: части Минского гарнизона, распропагандированные большевиками, были ненадежны. 37-й пехотный полк, несущий караулы по гауптвахтам, открыто заявил, что не будет охранять политзаключенных. «Арестованные на деле свободно ходят по городу, приходят на собрания партии и совета, и неоднократно случалось, что оратор с трибуны начинал свою речь словами: «Я, арестованный солдат, находящийся в заключении на гауптвахте в Кошарах», - вспоминал секретарь Минского Совета Вильгельм Кнорин. Милицейский начальник Фрунзе, напротив, активно набивал заключенными минскую городскую тюрьму - Пищаловский замок, нынче известный среди минчан, как Володарка. В стенах Володарки находили убежище солдаты-большевики, преследуемые командованием воинских частей, задержанные властями агитаторы, дезертиры. Количество заключенных непрерывно росло и к октябрю достигло почти тысячи человек. В камерах заключенные были организованы на военный манер и строго подчинялись командирам. Проходили политзанятия…
За две недели до восстания Фрунзе покинул Минск - дело было сделано. Дальше о его судьбе минчане узнавали из газет. Октябрьское восстание он организует уже в Иваново-Вознесенске и Шуе, с двухтысячным отрядом ивановских рабочих участвует в уличных боях в Москве и с началом гражданской войны делает редкую для подпольщика карьеру профессионального полководца. Армии Фрунзе громят Колчака, устанавливают советскую власть в Средней Азии, с боем берут Врангелевский Крым. После, снова под вымышленной фамилией,  прославленный красный полководец по приглашению Мустафы Кемаля* работает военным советником, помогает строить турецкую армию в период войны за объединение Турецкой республики. Вернувшись на родину, он становится вторым по счету, после Троцкого, Наркомом обороны, и вскоре, в возрасте сорока лет, загадочно умирает в результате неудачной операции.
В отсутствие Фрунзе Октябрьская революция в Минске произошла весьма буднично, и даже можно сказать, рутинно: ворота Пищаловского замка открылись и оттуда вышел 1-й Революционный полк имени Минского Совета. Сопоставимой по численности, организованной вооруженной силы в округе не было ни у кого, сопротивление быстро подавлено. Вся власть оказалась в руках Комитета комиссаров Западного фронта, который по традиции того времени назвали просто – ОблИсКомЗап. Председателем его был избран прапорщик Мясников. Однако, недоброжелатели иронично называли новую власть «правительством Кнорина», по фамилии бойкого на язык секретаря Минского совета, писавшего пламенные прокламации.

Талантами Фрунзе правительство Кнорина не отличалось. «Эта спевшаяся компания ребятишек в погоне за портфелями не хочет ничьей конкуренции, особенно со стороны людей, более их смыслящих», - писал в Москву старый большевик Иоффе. Новая власть сходу разогнала собравшийся в Минске Всебелорусский съезд, и на этом ее успехи закончились.
В январе 1918 года поднял мятеж 1-й Польский корпус генерала Довбор-Мусницкого. Генерал с советской властью не ладил и задумывался о возрождении польской государственности. Начать он почему-то решил с Бобруйска… Части корпуса почти без сопротивления заняли Бобруйск, Рогачев, Могилев, Оршу и Слуцк. Подоспевшие отряды товарища Вацетиса выбили поляков из Орши, Могилева и Рогачева - первые бои гражданской войны на территории Беларуси произошли между польскими легионерами и латышскими стрелками. Правительство Кнорина существенной вооруженной силой уже не обладало: сформированный в камерах Пищаловского замка 1-й Революционный полк по непонятным причинам был отправлен на Украину для борьбы с антисоветской Радой. В довершение всех бед, после срыва мирных переговоров немцы начали наступление по всему фронту - «компании ребятишек» оставалось только паковать чемоданы. Советское правительство Белоруссии в спешном порядке покидало Минск, бегство сопровождалось уличными перестрелками. «В городе началось движение «белорусов», готовивших выступление против нас. На улицах начались мелкие стычки, раздавались выстрелы», - вспоминал один из руководителей Облискомзапа Карл Ландер. Воспользовавшись схваткой двух гигантов, неожиданно попыталась заявить о себе сила, которую большевики в дни своего триумфа не заметили или попросту не хотели замечать.
Продолжение следует…

Справка редакции:
Мустафа Кемаль - (Mustafa Kemal Atatürk; 19 мая 1881 — 10 ноября 1938) — турецкий политик, первый президент Турецкой Республики. Настоящее имя — Гази Мустафа Кемаль-паша. 24 ноября 1934 года турецкий парламент присвоил ему имя «Ататюрк» (отец турок).

Re Van Shist
Здесь, через социальные сети, вы можете открыть новости, статьи, файлы сайта zabej.info для друзей: