БОМБЫ И КНИГИ. (Продолжение. Начало в номере 7.)

user warning: Table './zabej_info/cache_form' is marked as crashed and last (automatic?) repair failed query: UPDATE cache_form SET data = 'a:22:{s:6:\"choice\";a:3:{s:5:\"#type\";s:6:\"radios\";s:14:\"#default_value\";i:-1;s:8:\"#options\";a:8:{i:0;s:63:\"надпись снизу сайта, на книге и т.п.\";i:1;s:45:\"закон об авторском праве\";i:2;s:39:\"выдумка капиталистов\";i:3;s:50:\"враг свободного творчества\";i:4;s:32:\"шанс выбить бабло\";i:5;s:61:\"запрет копировать без разрешения\";i:6;s:27:\"вселенское зло\";i:7;s:25:\"что это такое?\";}}s:4:\"vote\";a:3:{s:5:\"#type\";s:6:\"submit\";s:6:\"#value\";s:20:\"Голосовать\";s:7:\"#submit\";a:1:{i:0;s:9:\"poll_vote\";}}s:5:\"#node\";O:8:\"stdClass\":42:{s:3:\"nid\";s:4:\"1157\";s:4:\"type\";s:4:\"poll\";s:8:\"language\";s:0:\"\";s:3:\"uid\";s:1:\"1\";s:6:\"status\";s:1:\"1\";s:7:\"created\";s:10:\"1346229331\";s:7:\"changed\";s:10:\"1346229532\";s:7:\"comment\";s:1:\"0\";s:7:\"promote\";s:1:\"1\";s:8:\"moderate\";s:1:\"0\";s:6:\"sticky\";s:1:\"0\";s:4:\"tnid\";s:1:\"0\";s:9:\"translate\";s:1:\"0\";s:3:\"vid\";s:4:\"1157\";s:12:\"revision_uid\";s:1:\"1\";s:5:\"title\";s:37:\"Что такое \"копирайт\"?\";s:4:\"body\";s:0:\"\";s:6:\"teaser\";s:366:\"* надпись снизу сайта, на книге и т.п.\n* закон об авторском праве\n* выдумка капиталистов\n* враг свободного творчества\n* шанс выбить бабло\n* запрет копировать без разрешения\n* вселенское зло\n* что это такое?\n\";s:3:\"log\";s:0:\"\";s:18:\"revision_timestamp\";s:10:\"1346229532\";s:6:\"format\";s:1:\"0\";s:4:\"name\";s:5:\"admin\";s:7:\"picture\";s:0:\"\";s:4:\"data\";s:175:\"a:4:{s:18:\"admin_compact_mode\";b:1;s:17:\"mimemail_textonly\";i:0;s:5:\"block\";a:1:{s:5:\"block\";a:1:{i:1;i:1;}}s:13:\"form_build_id\";s:37:\"form-2c13ec067a18697cb7b7629d6ebdb4d5\";}\";s:7:\"runtime\";s:1:\"0\";s:6:\"active\";s:1:\"1\";s:6:\"choice\";a:8:{i:0;a:3:{s:6:\"chtext\";s:63:\"надпись снизу сайта, на книге и т.п.\";s:7:\"chvotes\";s:2:\"78\";s:7:\"chorder\";s:1:\"0\";}i:1;a:3:{s:6:\"chtext\";s:45:\"закон об авторском праве\";s:7:\"chvotes\";s:3:\"108\";s:7:\"chorder\";s:1:\"1\";}i:2;a:3:{s:6:\"chtext\";s:39:\"выдумка капиталистов\";s:7:\"chvotes\";s:2:\"14\";s:7:\"chorder\";s:1:\"2\";}i:3;a:3:{s:6:\"chtext\";s:50:\"враг свободного творчества\";s:7:\"chvotes\";s:2:\"34\";s:7:\"chorder\";s:1:\"3\";}i:4;a:3:{s:6:\"chtext\";s:32:\"шанс выбить бабло\";s:7:\"chvotes\";s:2:\"27\";s:7:\"chorder\";s:1:\"4\";}i:5;a:3:{s:6:\"chtext\";s:61:\"запрет копировать без разрешения\";s:7:\"chvotes\";s:2:\"80\";s:7:\"chorder\";s:1:\"5\";}i:6;a:3:{s:6:\"chtext\";s:27:\"вселенское зло\";s:7:\"chvotes\";s:2:\"20\";s:7:\"chorder\";s:1:\"6\";}i:7;a:3:{s:6:\"chtext\";s:25:\"что это такое?\";s:7:\"chvotes\";s:2:\"33\";s:7:\"chorder\";s:1:\"7\";}}s:10:\"allowvotes\";b:1;s:4:\"vote\";i:-1;s:4:\"path\";s:9:\"poll/1157\";s:4:\"tags\";a:0:{}s:22:\"last_comment_timestamp\";s:10:\"1346229331\";s:17:\"last_comment_name\";N;s:13:\"comment_count\";s:1:\"0\";s:8:\"taxonomy\";a:1:{i:40;O:8:\"stdClass\":8:{s:3:\"tid\";s:2:\"40\";s:3:\"vid\";s:1:\"4\";s:4:\"name\";s:23:\"Забей!Группа\";s:11:\"description\";s:0:\"\";s:6:\"weight\";s:1:\"0\";s:8:\"language\";s:0:\"\";s:4:\"trid\";s:1:\"0\";s:15:\"v_weight_unused\";s:3:\"-10\";}}s:1:\"0\";b:0;s:9:\"locations\";a:0:{}s:8:\"location\";a:0:{}s:10:\"page_title\";s:0:\"\";s:9:\"nodewords\";a:2:{s:11:\"description\";a:1:{s:5:\"value\";s:198:\"сайт сообщества забей. дворовый турнир, культурно-политический журнал, медиа активизм, политичное движение.\";}s:8:\"keywords\";a:1:{s:5:\"value\";s:602:\"автономия, активизм, акции,антиглобализм, банда, беларусь, видео, глобализм, группа, движение, журнал, забей, зин, зинслёт, кинобункер, медиафронт, минск, мондиализм, национализм, неолиберализм, партия, подкасты, пассионарии, политика, проекты, родина, сообщество, турнир, фашизм, футбол, белоруссия, zabej, movement, community, belarus, action, group, activity\";}}s:8:\"readmore\";b:0;s:5:\"links\";a:2:{i:0;a:3:{s:5:\"title\";s:35:\"Предыдущие опросы\r\n\";s:4:\"href\";s:4:\"poll\";s:10:\"attributes\";a:1:{s:5:\"title\";s:36:\"View the list of polls on this site.\";}}i:1;a:3:{s:5:\"title\";s:20:\"Результаты\";s:4:\"href\";s:17:\"node/1157/results\";s:10:\"attributes\";a:1:{s:5:\"title\";s:30:\"View the current poll results.\";}}}}s:6:\"#block\";b:1;s:6:\"#cache\";b:1;s:6:\"#theme\";s:9:\"poll_vote\";s:11:\"#parameters\";a:4:{i:0;s:16:\"poll_view_voting\";i:1;a:3:{s:7:\"storage\";N;s:9:\"submitted\";b:0;s:4:\"post\";a:0:{}}i:2;r:19;i:3;b:1;}s:9:\"#build_id\";s:37:\"form-97c902fff4deb850eece79a69fc741af\";s:5:\"#type\";s:4:\"form\";s:11:\"#programmed\";b:0;s:13:\"form_build_id\";a:4:{s:5:\"#type\";s:6:\"hidden\";s:6:\"#value\";s:37:\"form-97c902fff4deb850eece79a69fc741af\";s:3:\"#id\";s:37:\"form-97c902fff4deb850eece79a69fc741af\";s:5:\"#name\";s:13:\"form_build_id\";}s:7:\"form_id\";a:3:{s:5:\"#type\";s:6:\"hidden\";s:6:\"#value\";s:16:\"poll_view_voting\";s:3:\"#id\";s:21:\"edit-poll-view-voting\";}s:3:\"#id\";s:16:\"poll-view-voting\";s:12:\"#description\";N;s:11:\"#attributes\";a:0:{}s:9:\"#required\";b:0;s:5:\"#tree\";b:0;s:8:\"#parents\";a:0:{}s:7:\"#method\";s:4:\"post\";s:7:\"#action\";s:16:\"/zin/article/632\";s:9:\"#validate\";a:1:{i:0;s:25:\"poll_view_voting_validate\";}s:12:\"#after_build\";a:2:{i:0;s:25:\"checkall_form_after_build\";i:1;s:20:\"wysiwyg_process_form\";}}', created = 1511278909, expire = 1511300509, headers = '', serialized = 1 WHERE cid = 'form_form-97c902fff4deb850eece79a69fc741af' in /home/zabej.info/public_html/includes/cache.inc on line 112.
5 Марта 2009
Забей-Инфо продолжает серию публикаций, посвященных 90-летию провозглашения БНР и БССР - двух республик, положивших начало белорусской государственности в двадцатом веке. После восстания в октябре 1917 года частей Западного фронта, пришедшие к власти большевики-фронтовики столкнулись с необходимостью делить (или не делить) власть с другими революционными движениями, действовавшими в прифронтовой Беларуси и имевшими свою долгую и героическую историю.

Залпы со стороны вокзала стихли, но одиночные револьверные выстрелы еще разносились по округе. Присяжный поверенный Ентыс выскочил с Привокзальной площади и наткнулся на городового. По улицам от вокзала, унося на руках раненых, бежали люди.
- Куда? –  спросил городовой, и навел револьвер на убегавшего.
- К губернатору. Не стреляйте. Я присяжный поверенный!
Городовой улыбнулся и нажал на курок.
На следующий день Прокурор Минского суда Бибиков, расследовавший события 18 октября 1905 года, направил в Петербург первый доклад о произошедшем. В результате стрельбы, открытой солдатами по мирной демонстрации на Привокзальной площади в Минске, убито восемьдесят человек, ранено несколько сотен. Среди погибших - рабочие, служащие, тот самый присяжный поверенный и дочери известного коммерсанта. Многие убиты выстрелами в спину.
После опубликования царского “Манифеста”, в котором Николай ІІ, идя на уступки революции, обещал народу парламент и конституцию, миллионы людей по всей Российской Империи праздновали это событие на площадях. Десятитысячная толпа минчан собралась на следующий день у дома губернатора и потребовала воплотить  обещания  в жизнь, освободив из городской тюрьмы политзаключенных. Губернатор согласился, и демонстранты хлынули к Пищаловскому замку. После того, как из ворот тюрьмы показались освобожденные, толпа  отправилась на площадь, где в этот момент уже проходил торжественный митинг.
Возле вокзала демонстрантов встретили три роты солдат под командованием начальника железнодорожной жандармерии генерала фон Клопмана. Неизвестно, кто отдал приказ стрелять, но когда люди уже начали расходиться, одна из рот открыла по демонстрантам беспорядочную пальбу.  Солдаты, находившиеся на противоположной стороне площади, «решили, что стреляют из толпы», и дали по демонстрантам «ответный залп». К солдатам присоединилась полиция.
«Ротные принимали меры, чтобы остановить, кроме одного, стрелявшего внутрь вокзала. Городовые и жандармы вчера тоже стреляли, в числе раненых один солдат, находившийся в сортире, куда пытались скрыться убегающие…” – писал Бибиков в Петербург. 
Ответ из столицы поразил всех. Прокурор был отправлен в отставку, губернатору выражена благодарность, расследование прекращалось. В том, что зачинщиком расправы над демонстрантами является губернатор Курлов, в городе не сомневался никто - события на Привокзальной площади минчане сразу же окрестили Курловским Расстрелом. По городу ходили листовки и прокламации: “Утром Минск плакал от радости по поводу “конституции”, вечером кровавыми слезами расплатился он за свою радость… Между царем и народом море крови. А потому – Да здравствует народ! Долой царя!”.
“Настроение к губернатору таково, что его жизни ежечасно грозит опасность. Настроение же губернатора таково, что нельзя поручиться, какое он даст рспоряжение,” - писал отставленный Бибиков. Несмотря на покровительство царского правительства, губернатору было, чего опасаться, – на измазовшихся в крови чинов царской администрации не менее жестокую и беспощадную охоту вела Партия Социалистов-Революционеров.


Так закалялась сталь
На рубеже веков самого невероятного толка беглецов и революционеров Минск притягивал как магнит. Находясь на перекрестке путей, меньше чем в сутках езды от важнейших центров Империи вроде Москвы, Киева или Варшавы, город тем не меннее считался глухим медвежьим углом с простодушным народом и нерасторопной полицией. Ко всему, среди пестрого разноязыкого населения Северо-Западдного края, среди еврейских торговцев, русских помещиков, польской шляхты и белорусских крестьян, сложно было выглядеть подозрительно.
В 1898 неприятности с охранкой заставляют перебраться в Минск молодого сотрудника московского медицинского института – провизор Григорий Гершуни открывает в городе частную химико-бактериологическую лабораторию. Дела идут хорошо, свободное от работы время энергичный аптекарь отдает общественной деятельности и благотворительности: читает лекции в субботней школе для взрослых, при Минском обществе врачей организует народные чтения, создает передвижной музей школьных пособий.
Не забывает он и о своих убеждениях, вскоре в городе появляется новый кружок социалистов -  Партия Политического Освобождения России. Стараниями Гершуни у партии появляется подпольная мастерская по изготовлению типографских станков, а вскоре и типография. Однако спустя два года партия и типография были разгромлены полицией. Гершуни снова оказывается под арестом, но через некоторое время его снова вынуждены отпустить за отсутствием серьезных доказательств. В 1901 году в возрасте тридцати лет Григорий Гершуни закрывает дверь своей лаборатории, чтобы больше не открыть её никогда. Бывший провизор исчезает из поля зрения полиции и горожан. По слухам, его видят в Швейцарии, где в это время разрозненные кружки социалистов объединяются в Партию Социалистов-Революционеров, по-простому – эсеров. Затем в Нижнем Новгороде, Уфе, Воронеже…  Разъезжая по стране, Гершуни собирает отчаянных единомышленников.
Весной следующего года в Марининском дворце Петербурга министру внутренних дел Сипягину доложили, что его ожидает адъютант Великого Князя с посланием. Вошедший в помещение молодой офицер одной рукой протянул министру запечатанный конверт, а другой разрядил в Сипягина револьвер - созданная бывшим аптекарем Боевая Организация эсеров заявляет о своем существовании. Вслед за Сипягиным, министров и губернаторов боевики Гершуни начинают отстреливать чуть ли не десятками. Наряду с требованием дележа помещичьей земли, террор становится визитной карточкой эсеров. «Принимаясь за дело, мы будем твердо помнить: бей чиновников царских, капиталистов и помещиков! Бей покрепче и требуй – земли и воли!» - заявляет партия. 
Дальнейшая жизнь отца Боевой Организации Григория Гершуни была короткой, но яркой. По доносу одного из соратников он был арестован полицией и приговорен к пожизненной каторге в Забайкалье. Дальше случается удивительное: разагитированные эсерами охранники помогают Гершуни бежать, спрятав в бочке с квашеной капустой, его вывозят на волю, и террорист номер один снова исчезает. Объявляется он уже в Японии, откуда переезжает в Америку, выступая на митингах, собирает для своей партии невероятные по тем временам суммы пожертвований и, написав книгу воспоминаний в возрасте тридцати семи лет, умирает от болезни легких в одном из швейцарских санаториев. Партия и Боевая Организация продолжают жить. Сделав ставку на пропаганду среди крестьянства, эсеры вскоре становятся самой многочисленной и сильной революционной партией в аграрных, не имеющих крупных промышленных центров белорусских губерниях, как, впрочем, и во всей тогда еще крестьянской России.

Границы гетто
Не особенно надеясь справится с революцией силами одних только жандармов и еще меньше желая в чем либо уступить, дряхлеющее самодержавие придумывает весьма неординарные выходы из ситуации. Как это обычно случается в таких случаях, результат оказывается противоположный желаемому. Еще после убийства народовольцами Александра-ІІ будущий премьер-министр граф Витте написал новому Императору трогательное письмо, в котором предлагал «составить такое сообщество из людей безусловно порядочных, которые всякий раз, когда со стороны анархистов делается какое-нибудь покушение или подготовка к покушению на государя, отвечали бы в отношении анархистов тем же самым, т.е. так же предательски и изменнически их убивали бы». По мнению автора, «это отвадило бы многих от постоянной охоты на наших государей». Александр ІІІ  этот всплеск лояльности не оценил, однако при его сыне Николае такие методы пришлись ко двору – в России появляются Черные Сотни.
За пафосным названием скрывается несколько подчеркнуто православных и демонстративно русских организаций, ставящих своей целью защиту родного самодержавия от революционеров и инородцев. В кратчайшее время движение становится массовым и охватывает всю страну, на защиту царя от невидимых угроз подписывается более четырехсот тысяч человек. И если среди верхушки движения встречаются вполне себе интеллигентные граждане, то в ячейки на местах часто приходит откровенная  уголовщина.  Черносотенцы развивают активную деятельность – их боевые дружины начинают палками разгонять митинги социалистов и громят еврейские кварталы.
Желание связываться с революционерами у лояльных граждан пропадает быстро - эсеровские и большевистские боевики отвечают на подобные подвиги расправами с лидерами черносотенных ячеек, а профсоюзы добиваются увольнения «рабочих-патриотов» с предприятий.  Защитники самодержавия переключаются на еврейские лавки. Жестокие межнациональные стычки случались и раньше, но с воцарением Николая они становятся на поток - погромную агитацию печатают полицейские управления, а русское слово «погром входит» в мировые языки.
Сам Николай, похоже, считал, что таким образом борется с революцией. «Народ возмутился дерзостью революционеров и социалистов, а так как 9/10 из них жиды, то вся злость обрушилась на тех — отсюда еврейские погромы,» - писал недалекий царь в письме к матери.
В 1903 году происходит один из самых крупных погромов – Кишиневский, сопровождаемый поджогами и убийствами. Погибло шестьдесят человек, ранено несколько сотен…
«Еврейская улица до Кишинева и еврейская улица после Кишинева — не одно и то же… Позор Кишинева был последним позором. Затем был Гомель…» – писал идеолог агрессивного сионизма Зев Жаботинский. Дело в том, что, когда через несколько месяцев погромщики попробовали проявить себя в Гомеле, организованные в отряды самообороны евреи встретили их железными прутьями и револьверными выстрелами. На этот раз жертвы появились и среди черносотенцев.
В последствии, спасаясь от преследования полиции, зачинщики Гомельской самообороны по поддельным документам отплыли через Одессу в Палестину, где встретили… таких же беженцев из Гродно. Так родился ХаШомер - Страж - первая вооруженная еврейская организация Израиля.
В отличие от эсеров, Еврейские социалистические партии Бунд и Паолей Цион, формально террор не признавали, однако самооборону террором не считали, «акты возмездия» против черносотенцев и чиновников тоже. В этом деле их всегда горячо поддерживали и остальные революционные организации: «Ввиду того, что по городу Двинску носятся слухи, что полиция организует еврейский погром, мы, Двинская боевая дружина Партии Социалистов-революционеров, объявляем смертный приговор тем чиновникам из полицейской своры, которые проявят себя в этом гнусном деле».

Ад родных ніў
Пожалуй, единственной крупной партией, последовательно отрицавшей террор как в теории, так и на практике, была Беларуская Сацыялістычная Грамада. Образованная в 1902 году, БСГ предлагала схожую с эсерами программу социальных преобразований, но при этом отдавала явный приоритет борьбе за национальное самоопределение белорусов и развитию национальной культуры. Партийные прокламации, написанные интеллигенцией для крестьян, выглядели умилительно-архаично: «Пакуль народ галодны дый дурны, і цару жыцце. Гэта і пецербурскіе работнікі зцямілі, дый зараз па стрэлох крычалі, і мы за імі гукнем: Далоў цара! Далоў царава правіцельства!”.  Действия зачастую выглядели не менее экзотично. Одной из инициатив белорусских социалистов были «бульбяныя забастоўкі» - крестьяне Минщины и Виленщины под влиянием их пропаганды отказывались работать на помещичьей земле. После спада революционных выступлений партийные активисты сконцентрировались на издании белорусскоязычной газеты “Наша Нiва” и выпуске литературы. Однако малочисленной интеллигентской партии еще предстояло сыграть свою роль в весьма революционных событиях.

Первая Русская
В этот энергичный водоворот событий и идей окунулся прибывший летом 1905 года в Минск новый губернатор Павел Курлов. Задача перед губернаторам стояла простая по сути, но сложноыполнимая на практике – подавить ревлюцию.  На момент приезда Курлова революция цвела. “В минскю губернию я прибыл при крайне неблагоприятных обстоятельствах… Губернатор Мусин-Пушкин не только не справился с демонстрациями, но был вовлечен в одну из них, причем демонстранты во время шествия воспользовались красной подкладкой его  форменого пальто как революционной эмблемой,” – вспоминал губернатор. “Замены самодержавия чиновников самодержавием народа” требовали манифестанты.
После “кровавого воскресенья” в Петербурге, когда полиция расстреляла демонстрацию рабочих, шедших с прошением к царскому дворцу, по всей Империи развернулись события, названные потом Первой Русской Революцией. Страну накрыла волна выступлений и забастовок. В общем-то, рабочие требовали не многого. Например, во время забастовки приказчиков (продавцов) в Полоцке работники требовали: ограничения рабочего дня двенадцатью (!) часами, перерыв на обед, вежливого обращения и «не принуждать таскать больших тяжестей».
Вскоре после начала стачек толпа молодых людей в форменых гимназических шинелях появилась перед подьездом одной из женских гимназий. Дежуривший в коридоре швейцар попытался воспрепятствовать революционному движению масс и заблокировал порадный вход. Однако собравшиеся, отвесив ретивому сторожу пару пинков, обогнули здание и, разбив несколько стекол, высадили дверь черного хода. После чего разбежались по помещениям, срывая занятия и “увлекая за собой гимназисток”. Уберечь от неожиданного вторжения удалось только один кабинет – перепуганная администрация смогла убедить молодежь, что в нем «лежат учительницы, впавшие в обморок». За день до этого волнения произошли в нескольких мужских гимназиях и училищах. В одной из них учащиеся забаррикадировались в гимнастическом зале и провели митинг. Среди требований были: невскрытие писем, отмена обысков, свобода организации кружков и уменьшение платы за учение. Собравшуюся возле гимназии толпу оттеснили казаки, однако спортзал штурмовать не стали и учащихся уговорили разойтись. Именно они и пошли на следующий день «снимать с занятий» сверстников из других учебных заведений.
С этого момента минские студенты становятся главными застрельщиками антиправительственных выступлений, а на любые репрессии правительства учащиеся отвечают организованными манифестациями: «Мы, минские гимназисты, собравшиеся 4-го октября 1905 года в количестве 200 человек, постановили:  Мы протестуем против факта гнусного насилия над ученицей 4-го класса Мариинской гимназии со стороны классной дамы Голиковой (классная дама заподозрила крамолу и устроила у ученицы обыск)…  Вместе с тем, считая этот возмутительный факт естественным следствием существующего самодержавного режима, мы выражаем свою сочувствие активным борцам революции». Во время забастовок учащиеся становятся активными пропагандистами революции среди остальных горожан. «…Мы должны идти к пролетариату не с пустыми руками, но с грозным оружием: мы должны принести ему свои знания. И пока мы в школе, нам надо их обрести. Книга нам дает их, кружок для самообразования облегчит их накопления. Знаний, побольше знаний нам надо, товарищи! Противопоставим казенной науке наших школ истинную науку, классные занятия заменим занятиями в кружках. К самообразованию, товарищи!» - призывала большевистская листовка. Учащиеся не остались равнодушными – город покрылся сетью подпольных кружков, читален и библиотек. Даже главная городская библиотека им. Пушкина стала революционной по своей сути: среди изданий преобладали работы социалистов, в помещениях проходили собрания большевиков и Грамады, а в подвале работала эсеровская типография. В то время революционные партии еще боролись против общего врага и оказывали друг другу возможную поддержку.

Отлив
Свою первую бомбу Курлов получил после первой же разогнанной по его приказу демонстрации. Брошенное неизвестным взрывное устройство разорвалось на первом этаже его резиденции. “Освещенное нами помещение подьезда и приемной комнаты представляло ужасную картину: на полу лежали стонавшие от ран городовые, драгуны и чиновники. К счастью, убитых не было, но ранения были очень тяжелые,” - вспоминал оставшийся в живых губернатор.  Курлову повезло - за неполный год минского губернаторства он пережил два покушения на свою жизнь, остался жив и вскоре уехал в Петербург, после революции 1917 года бежал из страны и умер своей смертью, оставив потомкам увесистую книжку воспоминаний. Многим его подчиненным повезло гораздо меньше - от рук революционеров погиб не один минский жандарм.
Первая русская революция закончилась поражением. В 1907 году правительство начало устраивать против рабочих и крестьянских выступлений настоящие военные экспедиции, волнения пошли на спад. Созданные премьер-министром Столыпиным военно-полевые суды в течение суток судили подозреваемых в революционной деятельности и приводили приговор в исполнение. Приговоры не отличались разнообразием – виселицу в России прозвали Столыпинским галстуком. Революция ушла в глубокое подполье, продолжались только редкие волнения в отдаленных селах, и боевые дружины революционных партий по прежнему находили своих жертв - крестный отец “столыпинского галстука” тоже не избежал этой участи.
Однако борьба не прошла даром. Через десять лет вторая революция окончательно сметет трехсотлетнюю династию Романовых, похоронит Российскую Империю и откроет новую страницу в мировой истории. Бывшие подпольщики, эсеры и будовцы, меньшевики и большевики станут депутатами, министрами, полководцами…  и многие из вчерашних соратников по борьбе на этот раз окажутся по разные стороны баррикад.
Re Van Shist
Здесь, через социальные сети, вы можете открыть новости, статьи, файлы сайта zabej.info для друзей: